О деловом климате Узбекистана, развитии его экономики мы поговорили с генеральным директором свободной экономической зоны «Навои» Хабибом Абдуллаевым. Разговор состоялся 27 августа в рамках совместного проекта Женской Лиги журналистов и блогеров и Московского дома национальностей, накануне празднования 30-летия независимости Узбекистана.

СЭЗ «Навои» — первая свободная экономическая зона в Узбекистане — существует с 2008 года, и сегодня она распространена на всю область. То есть любое предприятие и фирма будет иметь статус резидента, находясь в любой точке области Навои, а не только на тех 566 гектарах, которые составляют ядро СЭЗ. В Навоийской области сосредоточена половина всех природных ископаемых Узбекистана, это традиционно добывающий, промышленный регион. Поэтому изначально СЭЗ создавалась как индустриальная.

Узбекистан развивает торгово-экономические отношения со всеми своими ближайшими партнерами: Казахстаном, Китаем, Россией, странами Центральной Азии, Европой и США. Но всё же, куда смотрит больше – на Восток или на Запад?

Фото из личного архива Хабиба Абдуллаева

Хабиб Абдуллаев: Узбекистан развивается сбалансированно. Нельзя сказать, что страна ориентирована на какого-то одного внешнеэкономического партнера. При новом президенте политика очень сильно поменялась – и внутренняя, и внешняя. Была проведена либерализация экономики, узбекская валюта сейчас конвертируема, что очень помогает во внешнеэкономической деятельности, в бизнес-среде; страна становится все привлекательней для иностранных инвесторов. Мы быстро поднимаемся в международных рейтингах по уровню привлекательности для бизнеса: простая и быстрая регистрация компании, гораздо меньшее «давление на бизнес» по сравнению с прошлыми периодами развития страны, снижение ставок налога на землю, имущество. Идет системная либерализация экономики, убирание лишних, а зачастую и вредных правил и ограничений, активная борьба с коррупцией. Если бизнес-проект крупный, государство берет на себя затраты на инфраструктуру. Ведь в силу сложных природных условий заселенные районы перемежаются с пустынными-полупустынными территориями без населения. И тянуть через них ветки электричества, газо- и водоснабжения довольно дорого для бизнеса.

Активно развиваются новые виды энергетики, например солнечная. Вот сегодня, 27 августа, президент открыл первую очередь солнечной электростанции в области Навои мощностью 100 МВатт. Навои – самая солнечная область Узбекистана: здесь больше всего солнечных дней, и поэтому развитие солнечной энергетики имеет большой потенциал роста. Эта электростанция — совместный проект с Объединёнными Арабскими Эмиратами. За ней идут другие проекты «зеленой» энергетики: например уже запущена ветроэнергостанция.

«Если мы не поддержим предпринимателей, не создадим для них условия, не увеличим количество частных предприятий, то местные бюджеты городов и районов останутся в плачевном состоянии. Всем нам нужно понять одно: поддержка предпринимательства — это наиболее эффективный способ повышения благосостояния граждан, нашего народа, конечная цель построения нового Узбекистана»

                                                                                                                                    Шавкат Мирзиёев                                                                                                                               Президент Узбекистана                                                                         программное интервью газете «Новый Узбекистан»

— Какие российские компании и в каких областях работают в свободной экономической зоне «Навои»?

Хабиб Абдуллаев: К сожалению, из 60-ти запущенных проектов россияне задействованы в пяти. Это и производство электроприборов, и производство стройматериалов, переработка сельхозпродукции. У нас много россиян, которые занимаются производством горнорудного оборудования. У нас очень много «созревших» проектов, которые были перенесены или заморожены из-за пандемии. И я думаю, что следующий год станет годом России в СЭЗ: к нам зайдут десятки российских компаний.

Навоийская область традиционно, со времен СССР, развивалась с участием советских, российских специалистов, ведь это в первую очередь промышленный регион.

Здесь издавна сложились условия для трёх наиболее перспективных направлений развития бизнеса. Это строительный: в области крупнейшие в стране запасы мрамора, гранита, известняка. Поэтому производство стройматериалов у нас развито очень хорошо. Второе направление – это химические производства. Здесь расположен флагман химпромышленности страны – АО «Навоиазот» плюс имеются горно-химические ископаемые, например фосфориты. Ну и третий сектор – это конечно энергетический. Традиционный для остального Узбекистана сельскохозяйственный сектор в области практически отсутствовал. Но сегодня здесь бурно развивается круглогодичное тепличное хозяйство. И сегодня президент Шавкат Мирзиёев предложил перенести сюда опыт Андижанской области, когда под стойками солнечных батарей располагаются теплицы.

— Что, на Ваш взгляд, больше всего тормозит экономическое развитие Узбекистана?

Хабиб Абдуллаев: Это природные условия. Развитие малого и среднего предпринимательства должно помочь в том числе справиться с объективными трудностями природного характера, в первую очередь нехваткой воды в стране. Кстати, миграция в Россию, на мой взгляд, связана прежде всего с оттоком жителей из сельских районов, где проблема ограничения в развитии сельского хозяйства из-за нехватки воды стоит особенно остро. Конечно, переход на более прогрессивное капельное орошение постепенно осуществляется, но быстро «сломать» традиционное хозяйствование и сложившуюся производственную культуру нелегко.

— В мае этого года в России вышел прекрасный иллюстрированный путеводитель по Узбекистану трэвел-блогера Дарьи Сиротиной «Мой Узбекистан». Судя по этой книге, страна просто рай для путешественника. Какое место в экономике Узбекистана занимает туризм?

Хабиб Абдуллаев: Человек, который отвечает за туризм — Азиз Абдухакимов, не просто руководитель ведомства, но и вице-премьер с большими полномочиями. Это говорит о том, что туризм – одно из стратегически важных направлений для страны. В сфере туризма за последние годы произошли существенные перемены. Прежде всего повысился уровень сервиса, благодаря тому, что правительство системно поддерживало подготовку кадров для туристического бизнеса. Появились курорты международного уровня, чего раньше не было. Ведь традиционно сюда едут за восточной экзотикой, которая концентрируется вокруг трёх городов: Самарканд, Бухара и Хива. И других видов туризма, кроме культурологического, в Узбекистане практически не было. Сегодня развивают другие сектора. Есть активный туризм. Примером тому служит  современный горнолыжный комплекс международного класса Amirsoy Resort вблизи Ташкента.

Появился и успешно развивается этнотуризм с полным погружением в бытовую культуру и культуру повседневности узбеков: со своими маршрутами, инфраструктурой, гидами. Люди готовы отправиться в какой-нибудь отдаленный горный кишлак, но они не готовы делать это там, где нет базового комфорта. И одна из задач тех, кто отвечает за эту отрасль, — создать инфраструктуру гостеприимства на местах.

         

Будете смеяться, но отдельная тема – это общественные туалеты. Потому что туалеты всегда были болезненной  темой в сфере развития туризма – их просто не хватало. А для страны с протяженными турмаршрутами наличие комфортных бытовых удобств просто необходимо. Сегодня эта проблема успешно решается.

Сегодня Узбекистан можно назвать моноэтнической страной. Почти 85% населения – этнические узбеки. Русское население стремительно убывает, носителей русского языка становится все меньше по объективным причинам. Как, на Ваш взгляд, чувствует себя в стране оставшееся русскоязычное население? И как будут развиваться отношения между нашими странами в дальнейшем?

Хабиб Абдуллаев: Отношения с Россией сегодня находятся на пике развития, она – один из главных партнеров Узбекистана не только в экономике, но и в гуманитарной сфере. И отношение к русским здесь очень положительное. Россияне ощущают себя в Узбекистане комфортно, никаких гонений на русский язык тут нет. Российские СМИ в какой-то момент бурно обсуждали неудачное высказывание одного из наших депутатов. И можно было подумать, что в стране идут гонения на русских, на русский язык. Но всегда неприятно, когда выхватывают какой-то факт и раздувают его. Всегда надо учитывать, что не все люди одинаково умные, и даже парламентарии не все одинаково профессиональны. В быту, в школах, в бизнесе никаких ограничений на использование русского языка нет. Наоборот, люди стремятся изучать русский язык, есть большой спрос – но мы его не можем удовлетворить. И здесь большое поле для гуманитарного сотрудничества России и Узбекистана.

Фото обложки из личного архива Хабиба Абдуллаева

Фото в тексте: Human House